Евгений Яровенко: "Спортсмен должен быть культурным"
^

Евгений Яровенко: "Спортсмен должен быть культурным"

2187

Автор
Автор:
Евгений Яровенко: "Спортсмен должен быть культурным"
sportsffa.kz

Его знают все. Он – единственный футболист в Казахстане, становившийся олимпийским чемпионом (на фото – в центре). И есть некая символика, что его день рождения пришелся на время стартов в Рио. 17 августа триумфатору Сеула-1988 Евгению Яровенко исполнилось 53 года – и sportffa.kz посвятил добрый исторический материал имениннику.

Яровенко сейчас живет в Украине, но родной Казахстан до сих пор считает домом. «Люблю приезжать домой», – признавался Евгений Викторович в апреле 2014-го, когда приехал на переговоры с «Таразом». Почти два сезона он был у руля команды, которая дала ему путевку в большой футбол. Но тренерская стезя подобна обрыву: через полтора года Яровенко из Тараза уехал. Туда же, куда отправился в далеком 1989 году.

Играть в футбол Евгений начал в родном Каратау, выступал за «Фосфорит». Затем был джамбульский «Химик», а через три сезона оказался в главной команде республики. Именно в «Кайрате» раскрылся талант левого защитника. В чемпионате СССР-1986 клуб из Алматы занял 7-е место (высшее достижение!), а Яровенко вошел в состав 33-х лучших футболистов Союза. Причем первым номером в своем амплуа. Неудивительно, что Валерий Лобановский пригласил его в сборную СССР.

Евгений Яровенко: "Спортсмен должен быть культурным" - изображение 1

Фото - sportsffa.kz

– Я тогда сыграл два матча отборочного турнира чемпионата Европы, – вспоминает Яровенко. – После этого Валерий Васильевич предложил перейти в киевское «Динамо». Давно мечтал об этой команде, но отпугнула авария на Чернобыльской АЭС. Вообще, выбор был. Звал, к примеру, тренер московских автозаводцев Валентин Козьмич Иванов. Три квартиры на выбор в центре столицы показывал. Имел беседу с Константином Ивановичем Бесковым, тогда тренировавшим «Спартак», Юрий Андреевич Морозов агитировал в ЦСКА. Но почему-то все время откладывал переход в другую команду на потом. В 1988 году параллельно готовились две сборные, олимпийская – под руководством Анатолия Бышовца к Олимпиаде в Сеуле, национальная Лобановского – к Евро-88 в Германии. Скажу честно – между тренерами была настоящая война. Все потому, что Лобановский жаждал видеть в первой команде пятерых «олимпийцев» – Алексея Михайличенко, Игоря Добровольского, Юрия Савичева, Сергея Дмитриева и меня. Бышовец не хотел отпускать. В итоге на Евро-88 поехали только Алексей и Игорь. Я же перенес операцию, вырезали аппендицит. Думал все – не попаду на Олимпиаду, но успел восстановиться.

– Свой лучший матч на Олимпиаде-88 помните?
– Наверное, полуфинал с Италией. Проигрывали 0:1 и победили в овертайме 3:2. Скажу коротко – с Юрой Савичевым у нас было взаимопонимание, как с Фанасом Салимовым в «Кайрате». Играли на левой бровке. Они в полузащите, я под ними, страховали друг друга. Частенько я подключался к атаке. Они в этот момент занимали мою позицию.

– Кого считаете своим лучшим тренером?
– Вопрос сложный. Каждый наставник оставил след в моем сердце. Первым тренером был Сан Саныч Шарапов, потом – Юрий Григорьевич Полянский. В «Кайрате» – Леонид Остроушко и Тимур Сегизбаев. У них был разный подход к тренировочному процессу. Остроушко, мотиватор и диктатор, приучил к дисциплине. При нем даже не помышлял об атаке. А пришел Сегизбаев и расширил мой диапазон, сказав: «Если ты успеваешь после атаки возвращаться назад, почему бы не играть в таком ключе?». Вообще, Санжарыч был нам как отец, как воспитатель и друг. И не случайно, что при нем «Кайрат» занял самое высокое место в своей истории. Не могу не назвать и Анатолия Бышовца, который сумел собрать в олимпийской команде лучших. Он сразу сказал: «Ребята, блестит только золото!». Мы поверили в свои силы и на каждый матч выходили с запредельной мотивацией.

– Почему предпочли «Кайрату» «Днепр»?
– Мой друг Антон Шох позвал. Мотив был один – участие в еврокубках. С «Кайратом» в ту пору об этом и мечтать не приходилось. В составе «Днепра» стал вице-чемпионом СССР и обладателем Кубка, дошел до четвертьфинала Кубка чемпионов.

– Что больше всего запомнилось в те годы?
– Необычный свадебный подарок – телеграмма из Москвы. В присутствии многочисленных гостей главный тренер «Кайрата» Тимур Сегизбаев зачитал ее – «кайратовец Евгений Яровенко приглашается в олимпийскую сборную СССР». Надо же, именно на свадьбу подгадали. Памятна наша свадьба со Светой и тем, что проходила в неспокойное время во время декабрьских событий в Алма-Ате 1986 года. Думали, отменят мероприятие. Но руководство города разрешило, и «сухую» свадьбу сыграли в ресторане «Отрар», под наблюдением сотрудников силовых структур. Кроме родственников и друзей, были на ней и партнеры по команде – Волгин, Ледовских, Масудов, Тимофеев, Шох прилетел из Украины, Сорокин...

Евгений Яровенко: "Спортсмен должен быть культурным" - изображение 2Фото - sportsffa.kz

– Как невеста восприняла такой поворот событий?
– Она – спортивный человек, выступала в составе республиканской сборной по спортивной гимнастике, мастер спорта. Познакомились мы дома у Михаила Гурмана. Его супруга Вера тренировала гимнасток. Я тогда с голеностопом мучился, на базе сидел. Звонит Михаил Ильич и приглашает на ужин. А у меня нога опухла, но плотно перебинтовал ее и в сланцах заявился к Гурманам. Вечером проводил Свету до общежития института физкультуры, а потом год ее не видел. Вторая встреча состоялась у Фанаса Салимова дома. Он один жил, а когда мы уезжали на выезд, девчонкам-гимнасткам ключи от квартиры оставлял. С ними у нас завязались чисто дружеские отношения. И со Светой стали видеться чаще.

– Супруга болела за «Кайрат»?
– Когда первый раз услышала это слово, переспросила – что такое, мол, «Кайрат»? А потом, конечно, стала моим болельщиком. Скажу так, когда есть надежный тыл, любое дело спорится.

– Ваше хобби – автографы знаменитостей. Много их?
– Не считал. В частых переездах растерял блокноты, где хранил автографы и фотографии. Что-то осталось, но немного. Еще в Алма-Ате любил ходить в кино и театры. Стал собирать автографы, знакомиться с артистами. Со многими до сих пор поддерживаю отношения.

– Например?
– Как-то летели из Англии, я тогда за «Днепр» играл. Смотрю, Александр Калягин вместе с нами летит, а рядом с ним его супруга Евгения Глушенко. Познакомились. Нас долго связывали дружеские отношения. Знаком с Андреем Харитоновым, Владимиром Гостюхиным, Дмитрием Харатьяном, хорошо знал Семена Фараду. Анатолий Бышовец всегда считал, что от культуры футболиста зависит и его игровой уровень. Поэтому он в программу подготовки вносил культурные мероприятия и изучение иностранного языка. И даже в федерации футбола удивлялись этому. Согласен с авторитетным наставником, спортсмен должен быть, прежде всего, культурным человеком.

Оцените
Поделитесь
Источник: