Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони
^

Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони

1357

Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони
gazzettaworld.gazzetta.it

Десять лет назад Урбано Кайро занял пост президента "Торино", что привело команду к двукратному попаданию в еврокубки. Это было невероятное путешествие для медиамагната, который с помощью Gazzetta dello Sport вспоминает декаду, проведенную у руля "Быков".

- В этом сезоне "Торино" набрал максимальное количество очков, в то время как "Ювентус" не набрал ни одного. Это подарок вам на десятилетие?

- Я не думаю, что "Ювентус" сделал это специально для меня.

- С каким словом ассоциируется у вас десятилетие, проведённое во главе "Торино"?

- Возрождение. Как Феникс. Вместе с [бывшим тренером Джанни] Де Бьязи я был вне себя от радости в день нашего первого выхода в Серию А.

- Летом 2005-го "Торино" прекратил своё существование. (Клуб был объявлен банкротом и получил отказ участвовать в Серии А. Впоследствии было создано новое юридическое лицо, ставшее правопреемником "Торино", - прим. Н.Ч.) И тогда вы вышли на сцену. Какие у вас воспоминания о том времени?

- Помню, как пресс-секретарь мэра объявил перед толпой на площади: "Урбано Кайро - новый президент "Торино". Рёв толпы был невероятен.

- Помните свой первый год на посту президента?

- Помню матч "Торино" - "Альбинолеффе" и призрачный гол Фантини, ощущения похода на игру с моими детьми и женой... нахождение на [фанатской трибуне] Курве Маратона.

- И плей-офф в конце сезона.

- Мы добыли хорошую победу над "Чезеной" и отправились в Мантую, будучи слишком самонадеянными. Лонго вывел нас вперёд, но затем мы пропустили четыре гола подряд. Элвис Аббрускато сделал окончательный счёт 4:2. (В ответном матче "Торино" выиграл со счётом 3:1 - и пробился в Серию А, - прим. Н.Ч.)

Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони - изображение 1

- Вы заплатили за Аббрускато 4,5 миллиона евро - почти столько же, сколько [сейчас] за Даниэле Базелли. Девять лет назад это были большие деньги.

- Да. Он был настоящим шутником в раздевалке. [Давиде] Никола (думаю, это был он) ударил его в глаз одной из карнавальных палочек. Я привёз своего офтальмолога из Милана, чтобы помочь ему восстановиться к матчу с "Мантовой". Он вышел на замену и забил решающий гол, который сделал счёт 2:4. Без этого мяча нам было бы очень тяжело [в ответной встрече].

- Ответный матч в Турине...

- Помню, что мои глаза были полны слёз, когда я спускался к скамейке Де Бьязи сразу после финального свистка уже после дополнительного времени.

- Затем вы оказались в Серии А, чтобы бросить вызов Сильвио Берлускони, важнейшей персоне в вашем бизнесе.

- Мы вместе обедали в Аркоре, после чего он доставил меня на стадион на вертолёте. Также он взял меня в Барселону, чтобы посмотреть матч Кубка Гампера. Он был сам себе на уме. Я научился не делать определенные вещи, которые присущи ему.

- Какие именно?

- Общение с командой. Сначала я делал это очень часто, полагая, что я должен быть хорошим мотиватором. Но я руководил 1000 сотрудниками. Вскоре я понял, что футбол требует почти военного подхода - в нём должны соблюдаться власть и иерархия. Теперь я оставляю это на спортивном директоре и прочих директорах и разговариваю с командой только тогда, когда меня об этом просит Вентура. В этом плане я сделал шаг назад.

- В 2009 году "Торино" вылетел. Были споры, оскорбления, бумажные бомбы, свиные головы... Был ли этот момент самым тяжелым?

- Самым тяжелым был вылет, а не споры. Вылет стал для нас шоком, поскольку принёс нам очень много сомнений и других тёмных моментов. Но что было, то было. В то время на Суперге (имеется в виду ежегодное почтение памяти "Торино" образца 1949 года, разбившегося на горе, - прим. Н.Ч.) я боялся за свою безопасность. Чтобы оградить команду от давления я сказал, что готов продать клуб при наличии покупателя, который смог бы руководить клубом лучше меня.

- Вы были близки к уходу?

- В глубине души я знал, что никогда не смогу оставить "Торо". Мой "Торо".

- Тогда было необходимо произвести изменения, а не просто приобрести узнаваемые лица вроде Рекобы, Муцци и Дианы.

- Так и есть. Раньше я ориентировался на приобретение звонких имён - так я поступал в работе с прессой и телевидением. Постепенно мы это изменили. Стефано Колантуоно был хорошим тренером и пригласил хороших игроков. Затем пришел Вентура, который является мастером работы с молодыми игроками.

Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони - изображение 2

- Пожалуй, другим поворотным моментом стало ваше доверие к спортивному директору Джанлуке Петраки...

- Приблизительно за один сезон я нашел грамотного и честного человека, которому я мог бы доверять. Он настоящий профессионал и обладатель многих личностных качеств, который открыл мне глаза на необходимость планирования команды в контексте еще несостоявшихся трансферов, которая призвана помогать тренеру.

- Произнося "Лацио", подразумевают Лотито, произнося "Торино" - подразумевают Вентуру. Вам не кажется, что вы пребываете в тени тренера?

- Нет, это абсолютно нормально. Пьоли находится в "Лацио" недавно, тогда как Вентура тренирует "Торино" вот уже пять лет. Он проделал большую работу. В своих предыдущих клубах он никогда не задерживался на столь длительный срок, максимум - на несколько сезонов. Также он не играл со своими предыдущими командами в Лиге Европы и никогда не финишировал на седьмом месте.

- В 2012-м году вы наконец-то снова вернулись в Серию А.

- Мы катались по городу на автобусе в то время как дождь лил, словно из ведра. Но это никого не заботило. В 2010 и 2011 году у меня были напряженные отношения [с тифози], но именно в тот момент под дождём я понял, что болельщики "Торино" всё ещё любят меня.

- Продажи Черчи и Иммобиле означали, что вы снова рискуете быть подвергнутым критике.

- Я не мог ничего с этим поделать. Я бы никогда не продал Иммобиле, но он хотел уйти, а "Ювентус" хотел заплатить вторую половину прав. Когда существует ситуация "два против одного", вы никогда не выиграете. Болельщики были недовольны тем, что Черчи был продан в последний день трансферного окна. Но какой был смысл сохранять игрока, который не хотел остаться? В конце концов мы поступили так как поступили. Даже Вентура пришел ко мне и сказал: "Президент, продайте его".

- Даже без этого дуэта "Торино" завоевал "Сан-Мамес", обыграв на выезде "Атлетик" со счётом 3:2. Насколько вас сделала счастливым та победа?

- Она просто стала [логичным] следующим шагом после нашего возрождения в 2006-м году. Ровно как возвращение в Серию А в 2012-м, и седьмое место в 2014-м. В ту ночь на "Сан-Мамес" мы действительно оформили большое достижение, но это было не хуже победы в дерби впервые за двадцать лет, а также победы у "Интера" на "Джузеппе Меацца", когда Моретти забил гол на последней минуте.

- Сегодня в команде много травмированных: Базелли, Бенасси, Максимович...

- В ближайшее время из лазарета вернутся Дзаппакоста и Белотти. Я видел Дзаппакосту в товарищеском матче против "Про Верчелли", и он произвёл на меня впечатление. Я жду его дебюта.

- Сейчас у вас есть сильная команда. Удивляет ли вас тот факт, что "Торино" не пришлось выигрывать конкуренцию за [Даниэле] Базелли? "Интер", "Милан" и "Ювентус" нуждались в квалифицированном полузащитнике, к тому же он итальянец.

- Я думаю, что у Базелли всё получается, потому что он последовательно играет в полузащите. Раньше он менял позиции. Но я не хочу переусердствовать, хваля его. Как по мне, так он раскрыл свой потенциал только на 50%. Он должен расти физически и улучать свои оборонительные способности. Он очень молод, поэтому стать основным игроком он всегда успеет.

- Какие игроки являются вашими самыми любимыми за последние десять лет?

- Все те игроки, которые у меня есть сейчас. Оглядываясь назад, я бы назвал фамилию Черчи. Он мне нравился. Наверное, потому что играл на позиции правого вингера - как и я сам. Он был нашей первым крупным приобретением после возвращения в Серию А.

Затем я бы назвал фамилию Дармиана, потому что он хороший парень, который преодолел все препятствия на своём пути - так же, как я преодолел все препятствия в своей предпринимательской карьере. Я не мог отказать ему в возможности присоединиться к "Манчестер Юнайтед".

Также назову Квальяреллу, потому что я всегда старался вернуть его в "Торино", и Огбонну, хотя болельщики не будут со мной согласны. С нами он всегда вёл себя очень хорошо.

Урбано Кайро: я научился не повторять ошибок Берлускони - изображение 3

- В какую цену вам обошелся "Торино"?

- До 2013 года я потратил на клуб 60 миллионов [евро]. В последние два года трат не было - доходы покрыли расходы.

- Однажды Джон Элканн сказал: "Мы не хотим загореться и потухнуть так быстро, как "Торо" и "Рома"...

- Быть может, он имел в виду былые времена. Сейчас у нас нет ни копейки долга. Не думаю, что все крупные клубы могут этим похвастаться.

- [Бывший директор "Ювентуса" Антонио] Гираудо сказал, что в Турине есть только одна команда.

- Он ториниста. Он определенно имел в виду "Торо".

- Сможете выиграть скудетто в течение следующих десяти лет?

- Нет. За последние 16 лет оно покорялось только "Милану", "Интеру" и "Ювентусу". Президенты "Ромы" и "Лацио" выигрывали чемпионство, но это было, скорее, исключением из правил. Моратти, Аньелли и Берлускони компенсируют свои проблемы кошельками. В прежние времена, до появления продаж на телевизионные права, всё было иначе. Сейчас чтобы выиграть скудетто необходимо иметь оборот в 300 миллионов евро. У меня нет необходимых 240 миллионов для этого.

Скудетто маловероятно, но благодаря ценной молодёжи, которая не продаётся, мы больше смотрим на Кубок Италии и на еврокубки. Я обещал продать Дармиана и выполнил своё обещание. Но, как я говорил: Максимович не продаётся. И он остался с нами.

- Что дальше?

- Более упорная работа с маркетингом. Мы хотим продвигать телеканал "Торо", чтобы дети могли увидеть "Гранату" и стали болеть за неё. Чтобы затем они пришли на "Филадельфию" (стадион "Торино", который в настоящее время находится на реконструкции; он будет готов к 2016 году), которая, как мы надеемся, приведёт нас к чему-то большему.

Когда я принимал клуб, я сказал, что хочу остаться его президентом в течение десяти лет. Но теперь я подумываю над тем, чтобы остаться здесь ещё лет на пять.

- Перерождённый Берлускони?

- Нет, перерождённый Урбано Кайро.

- Двадцать лет назад, в 1995-м году вы были парнем, который выкупил страницу в [газете] Corriere della Sera, чтобы дать рекламное объявление и начать свой собственный бизнес. Как сейчас чувствует себя этот мальчик?

- Он стал на двадцать лет старше, но чувствует то же самое. У меня такое же сердце, такие же страсти и такая же любовь к "Торо". Я хотел стать предпринимателем и издателем - и сделал это с большим удовлетворением. Я хотел быть игроком, но стал президентом.

Интервью Луиджи Гарландо, Gazzetta dello Sport

Перевёл Никита Черняк, FootBoom.com

Оцените
Поделитесь