Главная Англия Чемпионат Англии Алекс Фергюсон: "Я заново влюбился в свою жену и в скачки"
^

Алекс Фергюсон: "Я заново влюбился в свою жену и в скачки"

798
Алекс Фергюсон: "Я заново влюбился в свою жену и в скачки"
Фото - bbc.co.uk

"Спорт-Экспресс" предлагает вашему вниманию отрывок из интервью экс-главного тренера "Манчестер Юнайтед" в эфире американского ток-шоу Charlie Rose.

- Прошло почти полгода с момента вашего ухода из "МЮ". Теперь, оглядываясь назад, можете сформулировать, что такое футбольный клуб "Манчестер Юнайтед"?

- Романтика. История всегда овеяна романтизмом, а "Манчестер Юнайтед" - клуб с историей. Это и авиакатастрофа в Мюнхене в 1958-м, в которой погибли молодые 21-летние пацаны. И, что еще более важно, построение Басби новой команды, которая всего через 10 лет поднимала над головой Кубок европейских чемпионов. Именно это впоследствии поспособствовало росту клуба, превращению его в настоящий футбольный символ. В 1988-м мы поехали в турне на Тайвань, это было настоящее безумие – нам не давали прохода в коридорах, стучали в двери. В тот момент я понял всю величину клуба.

- Лучший игрок мира, на ваш взгляд?

- Я – фанат Пеле. С самого детства. Тогда еще не было всех этих споров: кто круче – Пеле или Марадона. Я был впечатлительным в детстве, но отличался постоянством – только Пеле. Сейчас нечто похожее между Месси и Роналду. Они невероятные, фантастические, просто потрясающие.

- Каким главным качеством, на ваш взгляд, обладают лучшие футболисты?

- Лучший должен иметь мужество, я говорю об этом постоянно. Мужество взять игру на себя, повести партнеров за собой, не испугаться противника. А главное - мужество сыграть так, как можешь и умеешь, в любой ситуации. Великие игроки всегда наделены этим качеством.

- Это врожденное?

- Возможно. Многое прививается путем тренировок, но за годы работы я ни разу не видел, чтобы в человеке можно было воспитать мужество. Оно либо есть, либо его нет – в этом-то и разница между просто хорошими и великими футболистами.

- Как вычислить такого игрока?

- Когда мы готовились к матчам и изучали соперников, всегда искали того, кто больше всех просит мяч, кто рвется исполнять "стандарты" – именно на них в первую очередь стоило сосредотачиваться.

- Журнал Economist Magazine написал: "Фергюсона можно назвать английским Стивом Джобсом. Он наделен неординарным талантом, одержим идеей и готов рушить любые стереотипы, чтобы создать что-то прекрасное". Как считаете, вы создали в жизни что-то прекрасное?

- Сложный и многогранный вопрос. Вот только дело, пожалуй, не только и не столько в таланте и одержимости, сколько во всесторонней поддержке от клубного руководства.

- Болельщики ведь хотели, чтобы вас уволили…

- Совершенно верно, и не один раз. Болельщики писали баннеры: "Время вышло!" Справедливости ради стоит отметить, что в те моменты мне действительно не хватало уверенности в себе. Зато во мне всегда была решимость, внутренне я был уверен, что наши действия и решения приведут к нужному результату. Я от всей души благодарен совету и директоров, в частности Бобби Чарльтону и Мартину Эдвардсу, которые поддерживали меня, потому что понимали, что мы делаем и куда идем.

Возвращаясь к вопросу о создании прекрасного, именно в этот момент появились Бекхэм, Гиггз, Скоулз, Батт, братья Невилл. В первую команду они все пришли одновременно, а я, чувствуя поддержку руководства, не боялся давать им шанс, делать на них ставку. Никто ведь тогда и предположить не мог, что в будущем эти парни станут символами "МЮ", его духом, но случилось именно так.

- В 2012 году вы совместно с Herald Business Review проводили исследование. О чем оно было?

- Это, скорее, они проводили исследование, а мы служили подопытными кроликами. Хотя было интересно. Вопрос заключался в том, любят меня игроки или ненавидят и где золотая середина.

- Нашли золотую середину?

- Я всегда утверждал, что дело в уважении. Страх? Да, наверное, некоторые игроки меня боялись, ведь в гневе я бываю страшен. Правда, чтобы довести меня до состояния гнева, нужно сильно постараться. Однако у меня всегда работало железное правило: в какой бы ярости я ни был, какие бы страсти ни кипели, на следующий день от конфликта не должно остаться и следа, и эта тема больше никогда не должна подниматься. Только так можно двигаться вперед.

- И что же, никогда не было никаких обид?

- Никогда. Я никогда ни на кого не обижался и не держал зла. То же и получал в ответ. Игроки понимали, что, в конце концов, я на их стороне, и они всегда могут воспользоваться моей поддержкой.

- Каковы были результаты исследования? Вы вывели "формулу Фергюсона", что это?

- У материала был такой заголовок. Речь шла о лидерских качествах, о менеджменте. А как без этого управлять двумя десятками миллионеров? Парадокс заключается в том, что, несмотря на огромный талант, способности и достижения, надо стараться сделать их лучше и с человеческой точки зрения. Речь не идет о глубоких познаниях в области математики или истории, а о том, чтобы показать: вы гораздо лучше и человечнее, чем хотите казаться.

- Вы учите футболистов жизни?

- Да, потому что считаю, что это действительно важно. А еще я всегда старался развивать их характер. Выходя на поле, игроки выдают все, что ты им дал до этого как тренер. Психология победителя и умение держать удар, решимость и стойкость – что наставник в них вкладывает, то они и выдают. И я всегда старался вложить максимум, и был уверен – ребята меня не подведут.

- Как-то вы сказали, что высококлассные игроки зачастую не могут стать хорошими тренерами, потому что им тяжело работать с футболистами, которые не обладают тем же талантом и навыками…

- Да, и я продолжаю так считать. Мы разговаривали об этом с Бобби Чарльтоном, будучи тренером "Престон Норт Энд" он никак не мог взять в толк, почему же игроки не понимают его. Поэтому он ушел с тренерской должности, честно признавшись себе, что эта работа не для него.

Всем, кто хочет быть тренером, я говорю: готовься быть наставником. В 24 я бросил инженерную специальность и решил стать тренером, при этом прекрасно отдавая себе отчет в том, что дороги назад нет. При этом я был, мягко говоря, весьма средним игроком, который может забить мяч-другой, но далеко не Месси и не Роналду. Зато я с усердием изучал тренерское дело всеми доступными на тот момент способами.

Из великих игроков, ставших классными тренерами, можно вспомнить Беккенбауэра, который выиграл чемпионат мира с немецкой сборной и как игрок, и как тренер, да Кройффа, построившего "Барселону". Больше пока ни у кого не получалось.

- Признайтесь честно, неужели на протяжении всей вашей карьеры вам ни разу в голову не пришло тренировать какой-либо другой клуб?

- За все время, что я работал в "МЮ", мне поступило два, может быть, три предложения от других команд. И всякий раз я задавал себе один и тот же вопрос: зачем? Что мне даст новое место работы? Новые вызовы? Так, как известно, самое сложное - не завоевать титул, а повторить достижение. Стабильность – вот самый главный из вызовов. Поверьте, и первую победу в чемпионате и тринадцатую мы праздновали от души. И вот уже, казалось бы, к чему еще стремиться, но тут я задавал себе вопрос: что ты хочешь – продолжать творить историю здесь или идти строить с нуля? И неизменно выбирал первое.

- Одним из ключевых принципов тренерской работы вы называли умение перестраивать команду, даже когда дела идут хорошо и один победный сезон следует за другим.

- Если честно, самая ужасная, но совершенно необходимая часть тренерской работы - расставание с игроком. Вот футболист, с которым вы добились многого вместе, но ты смотришь на него и понимаешь, что уровень его игры начинает падать. Смысла ждать еще сезон-два нет – ты сделаешь больнее только себе самому, ведь игрок все равно не признает, что его время прошло. Ты собираешь всю волю в кулак, чтобы произнести: "Сынок, мне очень жаль, игроком основы ты здесь вряд ли будешь, поэтому давай подыщем тебе команду…" Хуже, наверное, нет ничего. И вот, ты расстаешься с человеком и начинаешь строить новую команду.

За время работы в "МЮ" я построил команд пять, наверное. Ключевой принцип – команда должна быть долгоиграющей. Даже те футболисты, которых мы покупали, должны были приносить пользу клубу пять-шесть лет. Поэтому нашей целью были игроки 22-23 лет, у которых есть турнирный опыт и в то же время большое будущее впереди.

- Контроль и дисциплина…

- Всегда на первом месте. Я всегда говорил руководству, если хоть один, пусть даже самый звездный игрок окажется выше тренера, это будет уже не "Манчестер Юнайтед". Ребята всегда отдавали себе отчет в том, что именно я принимаю решения, но в то же время они всегда могут на меня положиться, в любой ситуации. Что бы не случилось.

- А ведь именно так и случилось с Дэвидом Бекхэмом

- Дэвид был очень талантливым парнем. Со Скоулзом и Гиггзом они были, пожалуй, лучшей молодежкой "МЮ" в истории. Эх, любовь, любовь… Он встретил эту девушку, Викторию. Когда я обратил внимание Бекхэма на то, что его уровень концентрации и качество игры падают, он лишь опустил глаза в пол и тихо сказал: "Я влюбился…" Потом его затянула гламурная жизнь – вечеринки, стрижки, мода, автобиографические книги. Возможно, он мог бы добиться большего. Впрочем, в "Реале" Дэвид выглядел очень неплохо.

- Кстати, об автобиографиях. 10 лет назад вышла ваша книга. Наверняка ведь появилось, чем ее дополнить…

- Я подумаю об этом. Знаете, сейчас я остро чувствую, как меняется моя жизнь. В это сложно поверить, но я будто бы заново влюбился в свою жену. Представляете, мы сходили недавно в кино и на самое настоящее свидание – как 30 лет назад. Это было незабываемо. Я даже подарил ей цветы. Регулярно теперь посещаю скачки, причем, надо сказать, небезуспешно – мой конь Телескоп недавно пришел первым. Еще одна моя новая любовь, можно сказать. Все-таки любовь к победам ничем не искоренить.

- О работе думаете?

- У меня есть работа. Одна из самых лучших в мире. Я – посол UNICEF и думаю теперь полностью посвятить себя этому.

Оцените
Поделитесь
Источник: Спорт-Экспресс
Лента новостей
08 апреля
07 апреля